Использование новой мазевой основы фуракаина при лечении гнойно-воспалительных заболеваний челюстно-лицевой области у детей

Хасанов Т.А., Шикова Ю.В., Чуйкин С.В.

Кафедра детской стоматологии и ортодонтии, кафедра фармтехнологии с курсом биотехнологии «Башкирский государственный медицинский университет» Минздравсоцразвития России, г. Уфа

 

Введение

      Несмотря на разработку новых методов борьбы с гнойной инфекцией, число больных с воспалительными заболеваниями имеет агрессивную тенденцию к увеличе­нию и развитию осложнений [3, 5, 6, 7]. Многие вопросы этиологии и патогенеза, профилактики и лечения детей с гнойно-воспалительными заболеваниями челюстно-лицевой области (ЧЛО)  до настоящего времени остаются не­достаточно решенными, что объясняет постоянный интерес и внимание к ним исследователей. Актуальность проблемы определяется не только часто­той абсцессов и флегмон у детей, но и изменением в последние годы их кли­нического течения. Несмотря на успехи современной медицины, достигнутые в последние годы в борьбе с гнойной инфекцией, внедрение новых более эф­фективных методов лечения и лекарственных препаратов, не утратило своего значения и остается одним из актуальных в современной хирургической стоматологии и челюстно-лицевой хирургии. В комплексном лечении одонтогенной инфекции наряду  с вскрытием гнойного очага  используется местное при­менение мягких лекарственных форм в виде мазей. Недостатком различных мазевых композиций является их гидрофобная основа, которая ухудшает возможность очищения раны и ее заживление. Мази на гидрофильной и эмульсионной основе, по сравнению с гидрофобной основой обеспечивают лучший дренаж из раны, но некоторые составы мазей недостаточно эффективны и оказывают непродолжительное лечебное действие. Такое явление зависит от состава ма­зевых основ. Кроме того, происходит нежелательное и болезненное травми­рование поверхностных слоев раны из-за частых перевязок, увеличивает срок заживления и приводит к образованию грубых келоидных рубцов лица и шеи [1, 2, 3, 4]. В настоя­щее время продолжается поиск новых отечественных препаратов, вспомога­тельных веществ, которые оказывают иммуномодулирующее, анестезирующее, противовоспалительное, регенерирующее, дренирующее рану действие с длительным эффектом.

      Целью исследования является повышение эффективности местного лечения больных с гнойно-воспалительными заболеваниями челюстно-лицевой области с использованием разработанной нами мази «Фуракаин» (положительное решение на изобретение по заявке № 2011109047/15 от 10.03.2011 г.).

 

Материал и методы

      Мазь "Фуракаин" содержит в качестве действующих веществ фурациллин, лидокаин, дидунол, а в качестве гелевой основы сополимер стирол с малеиновым ангидридом лутрол-127 и воду очищенную при определенном соотношении компонентов. После вскрытия гнойного очага, рану промывают раствором фурацилина (1:5000) на изотоническом растворе натрия хлорида 0,9% и дренируют. Раневую поверхность высушивают рых­лыми марлевыми тампонами. На высушенную поверхность накладывают мазь в количестве не менее 10 мл непосредственно на гнойную полость тон­ким слоем, после чего накладывают стерильную марлевую повязку. Или мазь наносят на марлевую повязку с последующей аппликацией на гнойную полость, или вводят мазь при помощи шприца под давлением в полость по­сле предварительного ее очищения от гноя, или тампонами, пропитанными мазью, рыхло заполняют полости гнойных ран после их хирургической обра­ботки. Мазь применяют ежедневно 1 раз в сутки до окончания периода экс­судации.

      Предлагаемый способ лечения мазью «Фуракаин» больных детей в возрастной группе от 5 до 16 лет был использован в отделении челюстно-лицевой хирургии Республиканской детской клинической больницы, у 34 де­тей с абсцессами и флегмонами челюстно-лицевой области (основная клиническая группа). Контрольную группу составили больные (40 пациентов) при местном лечении которых использовалась мазь Левамеколь. По характеру, локализации и тяжести течения воспалительного процесса обе группы были сопоставимы. Гнойное расплавление лимфатического узла наблюдали на 3-6 сутки заболевания. Острые одонтогенные лимфадениты чаще всего были связаны с патологиче­скими изменениями в области моляров и премоляров нижней челюсти, реже - моляров и боковых резцов верхней челюсти. Это обусловливало более час­тое поражение поднижнечелостных и подподбородочных лимфатических узлов, являвшихся основными коллекторами лимфооттока от данных участ­ков поражения. В большинстве случаев в воспалительный процесс вовлекал­ся один лимфатический узел, реже наблюдалось поражение двух узлов ре­гионарной области.

      Оперативное лечение при абсцедирующих лимфаденитах состояло в их вскрытии и дренировании полости.

      Всем больным после вскрытия гнойного очага  назначалась  эмпирическая антибактериальная, по показаниям инфузионная терапия Мази на водорастворимой основе, Левомеколь, и  Фуракаин применяли в первой фазе раневого процесса. Поскольку, все эти мази способны одновременно оказывать антимикробное, дегидратирующее, некролитическое, противовоспалительное и обезболивающее действие. В нашем исследовании наиболее эффективно применение мазевых по­вязок было при лечении раневого процесса с умеренно выраженными явле­ниями экссудации и дегенеративными изменениями.

 

Результаты и обсуждение

      Контроль  при ле­чении больных осуществляли по клиническим признакам: экссудация из ра­ны, выраженность отека, гипертермия, сроки эпителизации; результатам  лабораторных анализов: общий анализ крови, ЛИИ. В процессе лечения для объективной оценки результатов применения  мазевых препаратов изучали цитограммы  раневых отпечатков. Состояние при поступлении в основной группе расценивали как удов­летворительное у 22 (27,2%) больных, средней степени тяжести - у 58 (71,6%), тяжелое - у 1 (1,2%) больного. В контрольной группе удовлетворительное у 31 (32,2%), средней степени тяжести - у 64 (66,7%), тяжелое - у 1 (1,1%) больного. пациента Течение раневого процесса у больных обеих групп сопровождалось отеком в области послеоперационной раны, ко­торый купировался в 1,2 раза быстрее в основной группе, чем в контроль­ной (р<0,01). Аналогичная ситуация отмечалась и в отношении гиперемии - в основной группе она сохранялась до 3-х суток, в то время как в кон­трольной группе она имела место на протяжении 3,9±0,2 суток (р<0,01)..Нормализация температуры после оперативного вмешательства в ос­новной группе происходила на 1 сутки раньше (на 4,3±0,8 сутки), чем в кон­трольной (к 5,5+0,6 суткам). Уменьшение выраженности болевого синдрома у детей в основной группе позволило после 3 суток лечения отка­заться от введения трамала и перейти на обезболивание только препаратами нестероидные противовоспалительные средства (метамизол натрия, параце­тамол). Нормализация показателей в общем анализе крови в основной груп­пе происходила быстрее. Уже к 3-м суткам после операции снижалось ко­личество лейкоцитов, палочко- и сегментоядерных нейтрофилов. Одновре­менно повышалось количество лимфоцитов. Уровень СРБ в предопераци­онном периоде достоверно повышался (р<0,01) у больных с ГВЗ челюстно-лицевой области до 139,5±15,8 мг/л. В основной группе к 7-м суткам после операции отмечалось достоверное снижение (р<0,01) уровня белка острой фазы воспаления по отношению к контрольной группе (2,9±0,4 мг/л и 7,04±0,9 мг/л). Заживление послеоперационной раны в основной группе происходи­ло быстрее к 7,7±0,2 суткам после оперативного вмешательства, в то время как в контрольной группе - к 8,8±0,2 суткам (р<0,01). Положительная картина наблюдается и в динамике течения раневого процесса.

Рис. 1. Динамика течения раневого процесса у больных основной группы и группы сравнения.

      Нормализация показателей в общем анализе крови в основной группе происходила быстрее. Уже к 3-м суткам после операции снижалось количество лейкоцитов, палочко- и сегментоядерных нейтрофилов. Одновременно повышалось количество лимфоцитов. Уровень СРБ в предоперационном периоде достоверно повышался (р<0,01) у больных с ГВЗ челюстно-лицевой области до 139,5±15,8 мг/л. В основной группе к 7-м суткам после операции отмечалось достоверное снижение (р<0,01) уровня белка острой фазы воспаления по отношению к контрольной группе (2,9±0,4 мг/л и 7,04±0,9 мг/л). Заживление послеоперационной раны в основной группе происходило быстрее к 7,7±0,2 суткам после оперативного вмешательства, в то время как в контрольной группе - к 8,8±0,2 суткам (р<0,01). 

Рис. 2. Скопление моноцитов, макрофагов, тучных и плазматических клеток. Выраженный воспалительный процесс раневой поверхности дермы кожи, на 3-е сутки после. Микрофото. Ок.10, об. 40.

Рис. 3. Репаративная регенерация дермы кожи на 7-е сутки. Отмечается интенсивное деление фибробластов и синтез межклеточного вещества рыхлой соединительной ткани с прорастанием новых кровеносных капилляров. Окраска гематоксилин эозином. Микрофото. Ок. 10, об. 40.

Рис. 4. Высокая функциональная активность фибробластов в рыхлой соединительной в непосредственной близости от кровеносного сосуда через 5 суток после лечении Фуракаином». Окраска гематоксилин-эозин микрофото ок. 10, об. 40.

Рис. 5. Образование небольших очагов плотной неоформленной соединительной ткани через 5 дней после применения Фуракаина Окраска гематоксилин-эозином. Микрофото ок. 10.

      Использование  предложенной мази в качестве местного лечения гнойной раны в послеопера­ционном периоде позволило уменьшить длительность антибактериальной терапии в основной группе до 5 койко-дней, в то время как в контрольной группе она составляла 7,6±0,3 суток (р<0,05).

Рис. 6. Эпидермис и дерма кожи с лимфоидными клетками через 9 дней после начала лечении. Окраска гематоксилин-эозином. Микрофото ок. 10. об.20.

 

Заключение

      Таким образом, на основании проведенных клинических исследований можно заключить, что предложенный  мазевой состав, обеспечивает выраженное пролонгированное действие лекарственных средств, предотвращает побочные действия за счет использования мази, которая создает высокую концентрацию препарата за кратковременный срок, обладает осмотической активностью, улучшает дренирующие условия полости, обладает выраженным пролонгированным лечебным действием, а именно противовоспалительным, противомикробным, анестезирующим, регенерирующим  антиоксидантным, противовирусным действием, удобна и гигиенична в применении, с высокой клинической эффективностью.

 

Литература

  1. Бажанов, Н.Н. Даларгин в комплексном лечении больных с флегмона­ми челюстно-лицевой области / Н.Н. Бажанов; А.А. Лабазанов //ТОП-Медицина. - 1997. - № 2. - С. 31-32.
  2. Биберман, Я.М. Антисептики в комплексном лечении больных с око­лочелюстными абсцессами и флегмонами / Я.М.Биберман,
  3. Вернадский, Ю.И. Очерки гнойной челюстно-лицевой хирургии и хи­рургической стоматологии/ Ю.И. Вернадский // Витебск. - 1998. - 403 с.
  4. Медикаментозная стимуляция заживления гнойных ран челюстно-ли­цевой области / B.C. Агапов, Н.А. Ляпунов, Г.М. Трухина, С.В. Тарасенко // Стоматология - 1996. - № 4. - С. 41-42.
  5. Пути профилактики и лечения распространенных воспалительных за­болеваний челюстно-лицевой области и их осложнений / Т.Г. Робустова, М.А. Губин, В.Н. Царев, К.А. Лебедев, Р.В. Ушаков, В.С. Стародубцев, Е.В. Фомичев // Стоматология. - 1995. - № 1. - С. 31-33.
  6. Робустова, Т.Г. Классификация и современное клиническое течение одонтогенных воспалительных заболеваний / Т.Г. Робустова // Образование, наука и практика в стоматологии: сб. тр. II Всерос. научно-практ. конф., 9-11 февр. 2005 г. - М., 2005, - С. 173-175.
  7. Orofacial infections of odontogenic origin / J. L. Gutierrez-Perez, E.J. Perea-Perez, M.M. Romero-Ruiz, J.A. Giron-Gonzalez // Med. Oral. - 2004. - Vol. 9. - № 4. - P. 280-287.

Метки и направления этого материала:

Свойства публикации:

  • Дата поступления: 2012-12-01 17:49:00
  • Дата публикации: 2012-12-11 17:49:00
  • 2011. Том 2 (№ 2).